Фредрик Бакман

Здесь была Бритт-Мари

ксюша шенгераiqtibos keltirayapti3 yil oldin
В определенном возрасте почти все вопросы, которые человек ставит перед собой, сводятся к одному: как я живу эту жизнь?

Если зажмуриться достаточно крепко и надолго, можно вспомнить почти все. Все, что делало тебя счастливой. Мамин запах, когда тебе было пять лет, и вы, смеясь, вбежали в подъезд, спасаясь от внезапного ливня. Холодный папин нос, прижатый к твоей щеке. Шершавый мех игрушечного зверя, которого ты не дала забрать в стирку. Звук, с которым волны накатывали на скалы во время последних каникул на море. Аплодисменты в театре. Волосы сестры, беззаботно развевающиеся на ветру, когда вы потом шли по улице.
А еще? Когда она бывала счастлива? Несколько мгновений. От звука ключа в замке. Оттого, как стучало под ее ладонью сердце спящего Кента. От смеха детей. Ветра на балконе. Запаха тюльпанов. Первой любви. Первого поцелуя.
Несколько мгновений. Шансы пережить хоть одно из них у человека — любого человека — исчезающе малы. На то, чтобы оторваться от времени и нырнуть в пространство. Чтобы потерять голову от любви. Взорваться от страсти. У детей этих шансов несколько больше — они те избранные, кому это дано. А потом? Сколько вдохов и выдохов мы сделаем, не помня себя? Сколько чистых чувств заставят нас ликовать откровенно и не стыдясь? Сколько у нас шансов на благодать беспамятства?
Страсть — как детство. Она банальна и наивна. Ей нельзя научиться, она — инстинкт, она накатывает сама. Переворачивает нас. Увлекает с собой. Все прочие чувства родом с Земли, а страсть — из космоса. Тем она и ценна: она ничего нам не дает, но позволяет рискнуть. Забыть о приличиях. Не побояться непонимания окружающих, снисходительно покачива
zhadyrabiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Потому что жизнь больше, чем твое место в ней. Чем ты сам. Жизнь — это общность. Частицы тебя в ком-то другом. Это воспоминания, стены, шкафы с ящиками, в которых ты точно знаешь, что и как лежит. Это оптимально устроенная повседневность, так что образуется удобная обтекаемая конструкция на двоих. Это совместное бытие обыденных вещей. Цемента и камня, пульта и кроссворда, рубашек и соды, шкафчика в ванной и бритвы на третьей полочке. Вот для чего нужна Бритт-Мари.
Нелли Ахпателоваiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Посвящаю моей маме, которая всегда заботилась о том, чтобы у меня в желудке была еда, а на полке — книги
Александра Гришинаiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Трудно определить, когда расцветает любовь; однажды проснешься — а цветок распустился. И то же самое, когда любовь увядает: однажды становится поздно
ксюша шенгераiqtibos keltirayapti3 yil oldin
В определенном возрасте почти все вопросы, которые человек ставит перед собой, сводятся к одному: как я живу эту жизнь?
Nailya Zamashkinaiqtibos keltirayaptio‘tgan yil
Если зажмуриться достаточно крепко и надолго, можно вспомнить почти все. Все, что делало тебя счастливой. Мамин запах, когда тебе было пять лет, и вы, смеясь, вбежали в подъезд, спасаясь от внезапного ливня. Холодный папин нос, прижатый к твоей щеке. Шершавый мех игрушечного зверя, которого ты не дала забрать в стирку. Звук, с которым волны накатывали на скалы во время последних каникул на море. Аплодисменты в театре. Волосы сестры, беззаботно развевающиеся на ветру, когда вы потом шли по улице.
Lelya Nisevichiqtibos keltirayapti2 yil oldin
Легко, наверное, быть оптимистом, если тебе не нужно наводить порядок после гостей.
Настя Мозговаяiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Несколько лет превратились в десятилетия, а десятилетия в целую жизнь. У лет это обычное дело.
Ирина Габдрахмановаiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Кажется, что в ящиках только земля, но там, в глубине, в ожидании весны спят цветы. От того, кто поливает эту землю, зима требует веры. Надо помнить: в том, что выглядит как пустое место, дремлет великая сила.
Anna Kalenskaiqtibos keltirayapti2 yil oldin
Конечно, сердце разбивается, когда уходишь из больницы, унося рубашку, которая пахнет пиццей и духами. Но разбивается оно по трещинам, которые на нем уже есть
Oxana Soloduhinaiqtibos keltirayapti2 yil oldin
стол, который выглядел так, словно малыши ели картошку прямо с него. Садовыми вилами. В темноте.
Bibi Kosherovaiqtibos keltirayapti2 yil oldin
Любовь к футболу — как и всякая другая любовь: непонятно, как можно без нее прожить»
Alinaiqtibos keltirayapti2 yil oldin
Потом, включив пылесос, унесла его в ванную и заперлась там, зажав дверью провод. Пусть крыса не думает, что там кого-то рвет, — может, Бритт-Мари решила пропылесосить раковину.
Ritaiqtibos keltirayapti2 yil oldin
Чего стоит любовь, если бросаешь того, кто так в тебе нуждается?
Настя Мозговаяiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Ее слова, обращенные к нему, казались новыми и странными, как будто живешь в гостинице и шаришь по стене в поисках выключателя, а он включает не те лампочки, которые хотел включить ты сам.
Алёна Колотоваiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Как откажешься вернуться к прежнему, когда ты понял, как тяжко дается новое? Как не возвратиться к привычной жизни, когда узнал, каких трудов стоит начать все сначала?
Ольга Лазареваiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Когда-то Кент держал ее за руку, когда они засыпали, и она мечтала его мечты. Не то чтобы у Бритт-Мари не было своих, но мечты Кента были масштабней, а у кого они масштабнее, тот и главнее. Это Бритт-Мари усвоила.
Vadym Tkachukiqtibos keltirayapti3 yil oldin
«Перед отъездом нужно обязательно застелить кровать. Что, если мы погибнем?»
Alexandra-Maria Balashoyuiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Борг — это поселок у шоссе. Вежливый человек выразился бы о Борге именно так. Это не то место, которое «одно на миллион», скорее — «одно из миллиона». Здесь есть футбольное поле, которое закрыли, школа, которую закрыли, аптека, которую закрыли, винный магазин, который закрыли, такие же закрытые поликлиника, продуктовый магазин и торговый центр, а еще дорога, которая ведет из поселка в две стороны.
Mlada Kapeliushnayaiqtibos keltirayapti3 yil oldin
Словно Личность причесывалась перепуганным ежом.
fb2epub
Fayllarni bu yerga sudrab keling, bir martada 5 tadan ko‘p emas