Алексей Левинсон

Пространства протеста. Московские митинги и сообщество горожан

Лера Пьянковаiqtibos keltirayaptio‘tgan yil
Еще один субъект, который делегирован для контактов с демонстрантами, — полиция. Сколько в Интернете фотографий этих рядов касок, безликих шеренг, грузовиков, автозаков! Митингующие обращаются куда-то своими текстами, словами. А против них выставляются бессловесные конструкции, сделанные из людей, решеток и машин.
Анна Латуховаiqtibos keltirayapti14 kun oldin
Становится массовым рефлексом — увидев интересное, снять и выложить это в Интернет. А эти визуальные свидетельства, в свою очередь, порождают новую реальность, и можно сказать, что именно эта реальность становится исходной для суждений о жизни. Ведь она состоит исключительно из интересного, то есть важного для всех. И поэтому ей пристало называться социальной реальностью.
Анна Латуховаiqtibos keltirayapti14 kun oldin
Согласно Конституции, инициаторам массовых мероприятий достаточно уведомить городские власти о месте и времени их проведения. Эта неудобная для властей норма никогда не соблюдалась. Де-факто существовал и существует разрешительный (точнее, запретительный) режим.
Анна Латуховаiqtibos keltirayapti14 kun oldin
Федеральная власть видит себя заодно с Россией против Москвы.
Анна Латуховаiqtibos keltirayapti14 kun oldin
Еще один субъект, который делегирован для контактов с демонстрантами, — полиция. Сколько в Интернете фотографий этих рядов касок, безликих шеренг, грузовиков, автозаков! Митингующие обращаются куда-то своими текстами, словами. А против них выставляются бессловесные конструкции, сделанные из людей, решеток и машин.
Анна Латуховаiqtibos keltirayapti14 kun oldin
Власть сознательно выставила для разговора с народом, с обществом бессловесного посредника, потому что все, что власть имеет сказать обществу, сводится к знакам силы, насилия, уничтожения.
Анна Латуховаiqtibos keltirayapti14 kun oldin
По сути своей социальной функции город должен предоставлять свои специфические городские средства для самовыражения всем социальным стратам городского сообщества. Город — место общения этих групп, говоря по-другому, город — дом гражданского общества. А у нас Москва в ее центральной части, на ее публичных пространствах — это город власти и подданных.
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
ведь у «кольцевой» прогулки нет внешней цели ​​​​​— дойти от… и до… В данном случае задуманная организаторами игра соединяла легкомысленность прогулки и мужественное намерение отстаивать свое право на свободу и на свой город. И бульвары помогали наиболее остро предъявить этот контраст, сделать его политическим жестом.
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
Не раз за этот период принималось и компромиссное решение: перевести движение из радиального в кольцевое, пустить шествие Бульварным кольцом, не давая ему при этом приближаться к центру, а потом на проспекте Сахарова и вовсе его развернуть, направив радиально, но уже прочь от центра. Эти траектории вроде бы заметны только с вертолета, но на самом деле всеми участниками вполне ощущаются. Городское пространство любого города анизотропно, различные его элементы по-разному ценностно заряжены. В Москве истинные горожане, москвичи всегда чувствуют, пусть безотчетно, идут они к центру, или от центра, или по кольцу. Это особенно существенно в исторической части города.
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
Когда власти торгуются с организаторами протестных акций, то видно, что они, во-первых, хотят как можно дальше отбросить манифестантов от Кремля ​​​​​— и расстояние от центра, на котором удается договориться сторонам, становится показателем соотношения сил. Во-вторых, видно стремление власти по возможности отодвинуть демонстрантов туда, где не работает символическая пространственная структура радиусов и колец ​​​​​— в Лужники, на набережные, на Поклонную...
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
флайн, то есть в жизни, социальное многообразие города существует лишь на митингах, и на каждом оно живет одно мгновенье. И если город монументален, то все многообразие самодеятельного митингового дизайна моментально, ведь этот дизайн весь бумажный, картонный, он может существовать только в ситуации шествия, митинга, карнавала, он не может жить больше нескольких часов.
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
нас Москва в ее центральной части, на ее публичных пространствах — это город власти и подданных
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
шествие по площадям показало: эти площади не для нас, а для кого-то и чего-то другого
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
Они демонстрируют себя властям, но на деле показывают себя городу и горожанам — и похожим на себя, и совсем не похожим. Именно это кажется самым главным в социальном, в урбанологическом отношении. Происходит взаимопредъявление друг другу разных частей российского и московского общества
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
московского общества, о котором мы ведем речь, оказалась поразительная особенность. Оно устойчиво возникало в ходе большей части митингов, оно охватывало большую часть участников, но оно переставало существовать, как только люди расходились
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
более феноменальным было другое открытие: вот оно, городское общество, а ранее у нас и его не было
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
гражданское общество вывело москвичей-граждан на улицу
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
Значит, сегодня нужны не лидеры, а публичные и постоянные институты самоуправления, которые работают именно так, как работали временные институты самоуправления на митингах.
Maria Pisarevaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
Не раз выражались сожаления по поводу того, что эти ставшие массовыми движения все никак не найдут себе лидера. За этим стоит мысль, что опирающийся на них лидер окажется достаточно авторитетным, чтобы его услышали власти.
Irina Novikovaiqtibos keltirayapti3 oy oldin
И фото и видео, которые там снимались «на память» и становились не просто документом, а овеществленной симпатией, изъявлением приязни, жестом привета — таким же, как взмах белого платка.
fb2epub
Fayllarni bu yerga sudrab keling, bir martada 5 tadan ko‘p emas