Джон Ирвинг

Мир глазами Гарпа

    b7468862788iqtibos keltirayaptio‘tgan oy
    ровно столько же литературных достоинств, что и каталог товаров любой торговой фирмы».
    b7468862788iqtibos keltirayaptio‘tgan oy
    Единственное существенное отличие моллюсков от людей, по мнению Дженни Филдз, заключалось в том, что большинство людей обладают хоть каким-то чувством юмора; впрочем, у самой Дженни склонности к юмору не было
    Ирина Осипенкоiqtibos keltirayaptio‘tgan oy
    «Смерть, – писал впоследствии Гарп, – похоже, не любит дожидаться, когда мы будем готовы встретиться с ней. Хотя смерть достаточно снисходительна и, когда это возможно, развлекается, устраивая всякую театральщину вместо обычной кончины».
    Alexander Yaroshevichiqtibos keltirayapti2 oy oldin
    Как писатель, Гарп одновременно и завидовал людям, которые много читали, и не доверял им
    Дина Салаховаiqtibos keltirayapti3 oy oldin
    «Между мужчинами и женщинами, – сказала как-то Дженни Филдз, – только смерть разделена поровну».
    Alexander Yaroshevichiqtibos keltirayapti3 oy oldin
    Он всегда понимал, что писательство – занятие одиночек. Но даже ему, одиночке, было тяжко ощущать столь безысходное одиночество
    Alexander Yaroshevichiqtibos keltirayapti3 oy oldin
    Знаешь, – вдруг сказала Роберта, – в том, что ты пишешь, столько сострадания к людям, но в тебе самом я особого сострадания не чувствую – прежде всего к тем, кто тебе ближе всего в твоей настоящей жизни.
    Именно в этом его всегда обвиняла и Дженни
    Alexander Yaroshevichiqtibos keltirayapti3 oy oldin
    Гарп, как никогда остро, сознавал одну из своих ужасных слабостей: до чего же ему необходимо нравиться людям, до чего же сильно хочется, чтобы его оценили по достоинству. Он понимал, что каждым своим словом все глубже вязнет в неприятностях и совершенно очевидной лжи
    Дина Салаховаiqtibos keltirayapti3 oy oldin
    превратившись в широко распространенную разновидность друзей, – иными словами, были друзьями, когда получали друг от друга весточку или порою встречались. А в иных случаях даже не вспоминали друг о друге.
    Дина Салаховаiqtibos keltirayapti3 oy oldin
    В какой-то мере взрослость – это ощущение, что вокруг тебя нет никого, кто хотя бы отчасти тебя напоминал, тем самым помогая тебе понять самого себя
    Катерина Михайловаiqtibos keltirayapti4 oy oldin
    Единственное существенное отличие моллюсков от людей, по мнению Дженни Филдз, заключалось в том, что большинство людей обладают хоть каким-то чувством юмора; впрочем, у самой Дженни склонности к юмору не было.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    «Между мужчинами и женщинами, – сказала как-то Дженни Филдз, – только смерть разделена поровну».
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    Именно безумие убило Дженни Филдз, его мать. Именно экстремизм. Самоуверенная, фанатичная и чудовищная жалость к самим себе. Кенни Тракенмиллер был всего лишь особой разновидностью придурков: истинно верующий убийца-головорез! Он жалел себя настолько слепо, что способен был превратить в своих абсолютных врагов тех, кто всего лишь высказывал не совсем приятные ему лично идеи.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    Если бы Гарпу было дано осуществить самое свое большое, но одно-единственное желание, он непременно пожелал бы, чтобы наш мир стал безопасным. Для детей и для взрослых. Ибо этот мир прямо-таки потрясал его огромным количеством совершенно неоправданных опасностей.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    таки настоящим писателем – не потому, что писал лучше и изящнее, чем она, но потому, что хорошо знал обязанности каждого художника, каждого творческого человека; в его собственной формулировке это звучало так: «Ты растешь, только завершая одно произведение и начиная другое». Даже если все эти «начала» и «концы» – просто иллюзия. Гарп писал не быстрее других и не больше; просто он всегда работал, держа в уме мысль о завершении начатого.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    И запах Птенчика все еще был на его теле или, по крайней мере, в его памяти, хотя он тщательно вымылся под душем, – запах ограбленного им «беззащитного» Птенчика… Синди плакала от боли под его тяжестью, прижимаясь спиной к горбатому чемодану. Голубая жилка пульсировала у нее на виске – на прозрачном виске светлокожего ребенка. И хотя язык Синди все еще был при ней, сама она была не в состоянии говорить с ним, когда он от нее уходил!
    Гарп не хотел иметь дочь из-за мужчин. Из-за плохих мужчин, прежде всего. Но, думал он, и из-за таких мужчин, как я сам.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    Возможно, особая оскорбительность насилия как преступления заключалась для Гарпа в том, что оно вызывало у него отвращение к самому себе – к собственным мужским инстинктам, в иных случаях вполне естественным. Он никогда не испытывал желания кого-либо изнасиловать; но преступление насильника, как казалось Гарпу, заставляет многих мужчин чувствовать себя виноватыми по ассоциации.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    Ты раньше это делал? – спросил парня Гарп.
    – Вы не должны ни о чем его спрашивать, – заметил полицейский.
    Но парень глупо ухмыльнулся Гарпу и сказал с дурацким вызовом:
    – А меня раньше никогда не ловили!
    Когда он усмехнулся, Гарп увидел, что у него нет передних верхних зубов: лошадь выбила. Виднелась лишь кровоточащая полоска десны. Он должен был испытывать сильную боль. И Гарп догадался: с этим парнем, наверно, что-то не так, возможно, с ним что-то случилось прежде, отчего он практически утратил чувствительность к боли, – а раз не так уж больно, то и не так уж страшно, и можно ни о чем не беспокоиться…
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    Что до Дженни, то она знала только одно: женщины – как и мужчины – должны, по крайней мере, иметь возможность самостоятельно решать, как прожить свою жизнь, а если это превращает ее, Дженни, в феминистку, значит, так оно и есть.
    Taya Gorevaiqtibos keltirayapti6 oy oldin
    Шарлотте удалось скопить довольно крупную сумму денег, так что, завершив свою нынешнюю «карьеру», она собиралась переехать в Мюнхен (где никто не знает, что она шлюха) и выйти замуж за молодого врача, который бы заботился о ней во всех отношениях, пока она не умрет. Ей не нужно было объяснять Гарпу, что она всегда привлекала молодых мужчин, но признание, что она хотела бы выйти замуж именно за врача, оказалось для него неожиданно неприятным. Впоследствии он часто населял свои романы и рассказы различными непривлекательными персонажами медицинской профессии, хотя ему даже в голову не приходило, сколь сильно на него повлияли откровения Шарлотты.
fb2epub
Fayllarni bu yerga sudrab keling, bir martada 5 tadan ko‘p emas